Коучинг - благо или шарлатанство?

Коучинг - благо или шарлатанство?

Изначально коучинг появился в спортивной среде, а затем, показав свою эффективность в этой области, перешел и на другие сферы деятельности человека. Так появился лайф-коучинг, из которого впоследствии выделились бизнес-коучинг, финансовый коучинг, коучинг профориентации, многие другие виды и даже коучинг для людей с СДВГ.
О своем видении коучинга и его эффективности рассказывают три специалиста, практикующих как в Красноярске, так и по всей России и за ее пределами.

Город Текст: АСТРЕЯ STYLE. Фото: АСТРЕЯ STYLE

Юлия ОВЕЧКО, коуч, бизнес-тренер, бизнес-консультант

ovechko1.jpg
Если говорить про коучинг как инструмент развития и достижения результатов, то минусов и плюсов нет. Есть те, кто неправильно пользуется инструментом и не в тех ситуациях. Как нож сам по себе не может быть плохим или хорошим, так и коучингом важно пользоваться с помощью профессиональных компетенций. Если говорить о пользе и рисках использования, то важно понимать, что это такое. Он работает с привычками мышления человека. В процессе нескольких встреч для решения конкретных запросов, для достижения важной для клиента цели он учится видеть ситуацию под другим углом, замечать то, что было спрятано ранее, осознавать причинно-следственные связи. Польза заключается в повышении осознанности, взрослении человека, приближении внешнего и внутреннего «я» клиента. Благодаря этому энергии становится больше, быстрее принимаются решения и достигаются результаты. Коучинг может и приносить боль, ведь не каждый готов увидеть себя таким, как есть, честно поговорить с самим собой и нести ответственность за свой выбор. 

«Коучинг» – слово нерусское, и многие его считают аналогом тренингов или наставничества, путают с психологией, психотерапией, хотя это отдельная дисциплина. Многие видят активную, часто агрессивную рекламу псевдокоучинга, который создает неверное представление. Также накладывает отпечаток то, что коуч – это профессия, которой у нас в России пока нет (сейчас идет рассмотрение по законодательным нормам), и поэтому нет регулируемых государством требований. Важно знать, что есть международные стандарты профессии. Например, Международной федерации коучинга ICF, самого крупного профессионального объединения в мире, оно признано в 135 странах. И, конечно, есть те, кто пострадал от деятельности псевдокоучей, многие из которых искренне считают, что они профессионалы. 

Коучинг не может сделать волшебство. Он позволяет человеку решить запрос. Нельзя в него играть и нельзя его попробовать – можно работать или не работать. Коучинг подходит только для проактивных людей, а тем, кто в депрессии или других расстройствах, любит жаловаться или пришел потому, что модно, не даст никаких результатов. Да, он может снять какой-то вопрос, но это скорее произойдет от простого человеческого общения, а не от профессионального коучинга. Наш результат: человек становится самодостаточным и способным справиться с любой задачей. При этом на коучинг не подсаживаются: нет зависимости от коуча, клиент достигает всего сам.

Коучинг подходит только для проактивных людей, а тем, кто в депрессии или других расстройствах, любит жаловаться или пришел потому, что модно, не даст никаких результатов

Коуч не вдохновляет. Клиент может вдохновиться сам в процессе сессии благодаря чувству достижимости целей, которые он поставил, или благодаря открытию источника вдохновения. Коучинг – это длительные отношения, и они направлены на достижение цели. Это не одна встреча, на которой клиент находит решение. Если клиент не внедрил свое решение в жизнь или не достиг того, чего хотел, то на очередной встрече с коучем они будут разбираться с причинами того, что не позволило достичь цели. Бывает, что клиент чего-то не учел, испугался, перехотел, – главное, честно найти важное. Коучинг – про правду, где находится суть, иногда доходя до глубины. И поэтому бывает, что в процессе человек находит психотравмы, а бывает, что психологи отправляют к коучам за решениями. 

Коучинг чаще делят на работу с запросами по личной жизни и бизнесу. Также по форме – на индивидуальный или командный (когда команда работает над одним запросом, не путать с групповой формой, которой в коучинге нет). Еще у каждого коуча есть специализация. Бывает коучинг продаж, карьерный, коучинг для маркетологов, менеджеров по персоналу, бывают коучи трансформационные (изменения личности) для топ-руководителей. Поэтому грамотнее выбирать коуча под задачу и работать с несколькими специалистами.

Наталья ГЕРАСИМОВА, коуч, специалист по личностному росту и развитию, директор СЦ «АСТРЕЯ»

IMG_5744.jpg
Кроме перечисленных видов коучинга, можно выделить еще разделение на ментальный, лазерный, трансовый, генеративный, голографический, арт-коучинг. Разница в том, что в каких-то техниках больше логики, отслеживания причинно-следственных связей, а в других больше говорится об эмоциях, ощущениях в теле, глубинных подсознательных процессах. Поэтому первый чаще применяют в бизнесе, финансах, решении конкретных методологических или технологических процессных задач. Второй – в развитии личности, в сфере персональных приоритетов, развития лидерства. 

В чем коучинг безусловно хорош – в коммуникации, в межличностном общении. Во всем, что касается диалога, причем в первую очередь – с самим собой. Для руководителей это бесценный кладезь возможностей, для преподавателей – развивающий тип общения с учениками, поскольку он помогает понять, как стоит давать информацию, чтобы люди тебя понимали правильно, чтобы не было разночтений. Многие приемы коучей являются и инструментами психологов. 
И те и другие тренируют безоценочность позиции специалиста, создавая атмосферу принятия клиента.

В чем коучинг безусловно хорош – в коммуникации, в межличностном общении. Во всем, что касается диалога, причем в первую очередь – с самим собой

Почему в России зачастую настороженное отношение к коучингу? И почему, например, в США или Канаду он зашел на ура? История государств и народов разная. В Америке, в Европе практика консультирования десятки лет активно востребована, а в России все только начинается. Почему я обеими руками за всех популяризаторов психологии у нас в стране: они доводят до населения мысль о необходимости таких услуг, это меняет убеждения людей, а значит, и качество жизни в целом. В продвинутых странах коучинг появился логично и обоснованно, это был новый этап взаимоотношений с клиентами, естественный запрос. В России еще с психологами не разобрались – и вот тебе в кучу новое направление, в нем даже разницы с психологами никто не видит. И пошли клиенты с запросом уровня детских психотравм, с базисными болями. Только коучингом с этим не справиться, конечно. Коучинг создан для тех, кто уже имел опыт успеха, для чемпионов. И это про будущее, инструмент для достижения целей. 

Минус у коучинга общий для любых методик: его применение может как привести к желаемому результату, так и нет. Все зависит от конкретной ситуации, квалификации коуча и самого клиента. Еще один минус: методика для нас новая – и поэтому переживает детские «болячки». Часто ее начинают воспринимать как панацею, это рождает завышенные ожидания. Квалификация большого количества коучей далека от необходимой. Институт менторинга и супервизии, по моему мнению, обязателен. Здесь должно быть как у психоаналитиков: без 180 часов психотерапии ты не станешь психоаналитиком. И еще один минус, характерный для любой технологии: когда она «ксерокопируется», она часто теряет в качестве, за многочисленными пересказываниями смыслы искажаются. Поэтому и клиенту, и специалисту просто необходимо уметь включать критическое мышление.
 

Ольга ГРИЩЕНКО, коуч, бизнес-тренер, чемпион России по управленческой борьбе

125447.jpg
Коучинг – это инструмент, который позволяет клиенту выйти за свои рамки, ограничения, увидеть свой потенциал, поверить в себя, захотеть чего-то большего и этого достичь. Это его плюс. Минус в том, что здесь нет готовых ответов и решений: их нужно находить и изобретать самим – а это большой труд. 

Часто те, кто не в теме, шутят про коучей как про людей, желающих получать деньги за воздух. Отчего это происходит? Конечно же, от раздражения тех, кто привык получать блага за тяжелый, часто физический труд. Второе – потому, что коучинг получил широкое распространение и коучами стали называть себя все, кто консультирует клиентов, без образования и понимания сущности коучинга, просто потому, что слово модное.
 

Часто во время коуч-сессии случаются переломные моменты: клиенты принимают решения, кардинально меняющие жизнь.

Коучинг может вдохновить, дать энергию для новых свершений, веру в себя, нестандартные идеи и решения, «голубые океаны» для бизнеса, удовольствие в деле. Часто во время коуч-сессии случаются переломные моменты: клиенты принимают решения, кардинально меняющие жизнь. Например, я после работы с коучем ушла из найма в свой бизнес, нашла нестандартное игровое решение для быстрого старта.

Есть ошибочное мнение, что любой человек, если с ним как следует поработает коуч, может стать кем угодно, реализовать все мечты. Это, конечно, не так. Один из постулатов коучинга: «Ставь реальные цели». Здравый смысл никто не отменял. Люди могут достичь результатов, которые находятся в их зоне ближайшего развития. Нереальная постановка целей может случиться, когда человек, не имея нужных компетенций, мечтает стать кем-то. Например, захотела я стать президентом, но не имею компетенций, необходимых для этой должности, и ближайших шагов на пути к должности не знаю. В такой ситуации быстрый результат могут обещать только шарлатаны.

Разновидностей коучинга огромное количество. Тот род деятельности, из которого человек приходит в коучинговое направление, зачастую определяет его специализацию. Так, есть коучи, которые работают с командами, есть профи в сфере личной жизни, существует лидерский коучинг, переговорный коучинг – это как раз моя специализация, так как у меня большой опыт и переговоров на топовом уровне, и переговорных поединков. На пути к цели стоит рассматривать коучинг как один из инструментов, далеко не единственный и не чудодейственный, хотя весьма эффективный.

Журнал АСТРЕЯ STYLE


Возврат к списку