Игорь Микитин

Игорь Микитин

Важно найти своего пластического хирурга

Люди Текст: АСТРЕЯ STYLE. Фото: АСТРЕЯ STYLE

Врач онколог-маммолог, пластический хирург, кандидат медицинских наук, автор двух методик маммопластики, проводит более шестисот операций в год и обучает реконструктивным операциям.

Игорь Львович, сегодня в Красноярске оперируют очень многие пластические хирурги, как местные, так и приезжие. В чем ваши сильные стороны?

Дело в том, что в первую очередь я – онколог, и реконструктивные операции после рака молочной железы я начал делать одним из первых в Красноярске. Разумеется, на первом месте в ходе таких операций – удалить опухоль, и сделать это так, чтобы не было рецидива в будущем. Но и эстетическая составляющая важна. Поэтому после приходится исходить из того, что есть, восстанавливать эстетику – и это всегда сложнее, чем сделать просто пластическую операцию на здоровой груди. Второй момент – все операции разные. Я имею в виду, что одна и та же операция, например по подтяжке груди, у разных пациенток будет выполняться принципиально по-разному. И даже если двум пациенткам будет выбрана одна и та же методика, все равно операции будут отличаться. Почему? Организмы у всех различаются, ткани различные, метаболизм, строение. Поэтому хирургу так важно виртуозно владеть максимальным количеством техник и уметь прогнозировать результат, поскольку он не бывает статичным: сразу после вмешательства одна картина, через месяц другая, через год – третья. Еще пластическому хирургу нужно обязательно достичь взаимопонимания с пациентом. Они должны договориться по желаниям-представлениям и реальным возможностям. Можно и нужно стремиться к достижению того результата, который хочет пациент, – но необходимо понимать, насколько это реально и как к этому идти. Это очень важно – найти своего пластического хирурга, которому будете доверять и который вас хорошо поймет.

Какие операции вы любите делать?

Пожалуй, самые любимые – это операции на груди, это порядка 70 процентов всех моих операций, а также на лице – блефаропластика (пластика век) и подтяжки. Еще я выполняю отопластику (операции на ушных раковинах), липосакцию (уменьшение подкожно-жировой клетчатки), абдоминопластику (пластику живота). За ринопластику (пластику носа) не берусь, в этой области у нас есть другие замечательные специалисты.

А какие операции самые популярные?

Первое место по популярности стабильно держит увеличение груди, на втором месте блефаропластика, и на третьем – круговая подтяжка лица. По лицу есть интересное наблюдение: многие думают, что подтяжку могут себе позволить только звезды или бизнесмены высокого полета.


В сознании людей укоренился образ голливудской звезды, которая в шестьдесят выглядит на тридцать пять. И наши женщины применительно к себе об этом даже не помышляют: мол, где я и где Шерон Стоун!


Между тем, у нас, например, подтяжка стоит порядка ста восьмидесяти тысяч – это вполне подъемная сумма для многих. А качество жизни, самоощущение, удовольствие какое! Ведь с помощью подтяжки можно сбросить десять-пятнадцать лет.

А от чего зависит, сколько лет сбросит конкретная пациентка?

От многих факторов: применяемой техники операции, мастерства хирурга, анатомических и физиологических особенностей организма, наконец, от самого пациента – насколько он поработает на свою внешность. Ведь пластическую хирургию можно сочетать с косметологическими методами – и тогда можно достичь просто замечательных результатов. Которые сохранятся надолго или нет – это тоже зависит во многом от пациента, поскольку курение, прием алкоголя, хроническое недосыпание, неправильное питание и гиподинамия будут быстро сводить эффект к нулю. Но, повторюсь, техника хирурга очень много значит.

Пожалуй, то, как проходит фейслифтинг, представляют себе многие, кто интересовался вопросом. А как проходят операции по формированию новой молочной железы после мастэктомии?

Раньше молочную железу удаляли не только с регионарными лимфоузлами, но и с частью большой грудной мышцы. Но оказалось, что сама по себе грудная клетка слабо защищает органы грудной полости, частыми были травмы, необходима еще и защита мышц. Сегодня большую грудную мышцу не удаляют, и мы этим пользуемся. Чаще всего мы под нее устанавливаем экспандер – это штука, похожая на имплант, но в ней еще есть специальный порт, через который мы постепенно можем увеличивать его объем. Таким образом, мы понемногу создаем полость для будущей установки импланта. Ну и, конечно, используются и кожно-жировые лоскуты. Помимо этого всего, еще формируется имитация соска, если он был утрачен. Получается очень натуралистично – с расстояния нескольких метров невозможно отличить такую грудь от настоящей.

Какие авторские методики операций на молочной железе вы запатентовали?

Одна методика – это маммопластика, при которой из собственных тканей железы формируется такая ее форма, которая обычно достигается с помощью имплантов. Так сказать, имитация имплантов, как бы парадоксально это ни звучало. А вторая – это операция при псевдоптозе, когда у пациентки тонкая кожа и растягивается нижний полюс груди.

Говорят, что сегодня рак молочной железы «помолодел», вы согласны с этим?

Да, это, к сожалению, так. Я связываю это с изменениями в образе жизни современного человека – питание стало более рафинированным, двигаться мы стали меньше, стрессов в нашей жизни, наоборот, стало больше. Все это негативно сказывается на иммунной системе, а она – главный борец с поломками в генетической информации клеток. Выходит, мы своей приверженностью к цивилизации сами уничтожаем себя. Для женской части населения действует и еще такой фактор, как бесконтрольный прием гормональных препаратов: женщины чаще их принимают в качестве противозачаточных. А я всегда ратую за рациональное использование даже самых современных препаратов и методов – а значит, мы снова возвращаемся к вопросу об обращении к профессионалам. Поэтому я каждому человеку искренне желаю найти своего доктора, настоящего специалиста в своей сфере.


Возврат к списку