Агнешка и Роберт Лемански

Агнешка и Роберт Лемански

Сенсорная интеграция для успешного развития любых детей

Люди Март 25, 2019. Текст: АСТРЕЯ STYLE. Фото: АСТРЕЯ STYLE

Расскажите, пожалуйста, подробнее о том, что такое сенсорная интеграция.

Роберт: Сенсорная интеграция работает со всем тем, что касается чувств. Вестибулярный аппарат, тактильные ощущения, проприоцептивная система (связана с рецепторами скелетно-мышечного аппарата), зрение, слух, вкус – все это в комплексе составляет сенсорику. Наша методика рассчитана в первую очередь на детей и даже взрослых, у кого есть проблемы в сборе всех этих видов нервных импульсов, направляющихся в головной мозг, и их обработке. Пример: бывают такие люди, которые дают руку для рукопожатия и не могут соразмерить его силу, жмут либо слишком сильно, либо слишком слабо. Это происходит от того, что они не понимают, как двигать кистью, чтобы было умеренно. Или другой пример: в норме, когда ребенок только познает мир, он получает информацию о том, что какие-то предметы бывают горячими, он чувствует жар и отдергивает руку. А некоторые дети не понимают это ощущение температуры! Проблема здесь может быть заключена на разных участках передачи нервного импульса – как в центральной нервной системе (головном мозге и спинном), так и на периферии, в нервных волокнах, пронизывающих все тело.

Сенсорная интеграция – это процесс обучения, ознакомления нервной системы человека с миром, который продолжается всю жизнь, но особенно интенсивно он идет до 7 лет. Успешная интеграция выражается в продуктивном взаимодействии человека со средой, когда он одновременно принимает массу сигналов – видит, слышит, чувствует, ощущает вкус и запах, понимает положение своего тела в пространстве. Вся эта информация сливается в единую картину мира и границ самого себя. В России, равно как и в других странах, есть много так называемых сенсорных комнат, где играет музыка, включается разный свет, можно ощутить приятный запах и даже брызги воды. Но это не те сенсорные пространства, которые сделаны для людей с нарушениями сенсорной интеграции. Потому что для работы с проприоцептивной, например, системой нужны подвесные конструкции. Раскачивание на таких качелях, гамаках и платформах позволяет менять положение тела и наиболее ярко это ощущать. Для работы на тактильные ощущения – вы видели – у нас есть огромное количество всевозможных штучек с разными поверхностями, мягкими, шершавыми, гладкими и т. д.

Но сенсорная интеграция не заканчивается только на движении и ощущениях?

Роберт: Разумеется. Помните расхожую фразу о том, что упражнения на мелкую моторику развивают мозг? Все так и есть. Сенсорная интеграция становится базисом для нормального общего развития, в том числе эмоционального, когнитивного, интеллектуального. Это необходимое условие для овладения навыками чтения, письма, формирования логических операций, математических представлений и подготовки к решению учебных и коммуникативных задач.

Как отличить тех детей, которым особенно нужна помощь в сенсорной интеграции?

Агнешка: Это часто гиперактивные дети, которым сложно сосредоточиться, они постоянно в движении, или они агрессивны. Такому ребенку трудно заниматься одним делом. Возможно, нервная система такого малыша гипочувствительна, ему недостает стимуляции, он плохо ощущает. Мы берем и усаживаем этого ребенка на качели – его вестибулярный аппарат работает, он лучше чувствует свое тело и успокаивается, а значит, лучше может думать. Вообще, есть три типа детей с нарушениями сенсорики: как я уже сказала, гипочувствительные, гиперчувствительные – те, кто гипертрофированно воспринимает все ощущения, для них все чересчур, они избегают общения, громких звуков, ярких вкусов, испытывают неуверенность в ориентации в пространстве. И третья группа, моя любимая – те, кто находится в сенсорном поиске. Поведение гиперчувствительных детей, казалось бы, походит на поведение деток с нарушениями аутистического спектра, но их нужно отличать. И, кстати, для аутистов сенсорная интеграция – также актуальный вопрос. Им наши занятия дают заметные результаты: приобретаются новые навыки, что является стимулом для активизации речевого и интеллектуального развития.

Вы говорили о том, что игры и занятия с предметами, которые несут в себе какой-то сенсорный опыт, полезны любым детям…

Агнешка: Да, здоровые детки также должны получать стимулы из разных каналов. Для этого мы возим с собой столько вещей – и эти подвесные конструкции, и много мешков с предметами, различными на ощупь, и баночки с ароматами, и еще много чего.

А как насчет взрослых?

Агнешка: То же самое. Разница лишь в том, что взрослые уже овладели необходимыми навыками, у них не стоит вопрос становления базовых умений. Но сегодня человек проводит время иначе, нежели даже двадцать лет назад. Сегодня все мысленно находятся в виртуальных пространствах – играх, Интернете, решении абстрактных задач. Тело страдает от дефицита сенсорных впечатлений. Возьмите хотя бы игры детей 20-30 лет назад: чем они занимались? Лазали по деревьям, бегали, гладили собак, катались на велосипеде, трогали все, что встречалось на их пути. Сегодняшний классический досуг ребенка – игра на планшете. Поэтому проблема сенсорной интеграции сегодня встала особенно остро. И взрослые также страдают от голода ощущений, не имея возможности расслабиться, переключиться, почувствовать себя живыми. Так, в США есть специалисты, которые занимаются сенсорной интеграцией взрослых. Могу посоветовать устраивать себе «сенсорные каникулы»: пробовать новую еду, новые виды спорта, ароматы. Это прекрасная борьба с начальными проявлениями депрессии.

Вы как специалист пришли к данной теме почти 20 лет назад. Как это случилось?

Агнешка: Мое первое образование – это олигофренопедагог. И впервые я встретила ребенка с аутизмом, когда еще училась в институте специальной педагогики. Тогда ему было 2,5 года, и о сенсорной интеграции в Польше никто ничего не знал. Сегодня ему 27. Через лет пять начали прорезываться первые ростки в этой теме, и так получилось, что я была в третьем выпуске специалистов по сенсорной интеграции. В Польшу приезжала Вайолет Маас, ученица Джин Айрес – автора методики, и я, выходит, получила информацию почти из самого источника. В 2002 году в Варшаве было всего два зала сенсорной интеграции – сегодня они есть всюду. И сейчас мы с Робертом регулярно ездим в Россию, Казахстан, на Украину с нашими тренингами для педагогов и родителей.

Как часто нужно посещать зал сенсорной интеграции детям при наличии серьезных проблем?

Агнешка: 2-3 раза в неделю на протяжении примерно 2 лет. Это дело небыстрое, но оно того стоит. Очень важно как можно раньше обратить внимание на особенности вашего ребенка и начать заниматься. Упорство и любовь родителей и педагогов дадут свои плоды.

Журнал АСТРЕЯ STYLE №14


Возврат к списку